Студия «Шоу Консалтинг» Санкт-Петербург

Александр Шишкин-Хокусай 

Художник и сценограф, член Союза художников России, постоянный соавтор режиссёров Андрея Могучего и Юрия Бутусова.

Закончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии​.​
Работает как художник-постановщик в театре, а также занимается живописью, инсталляцией и перформансом в поле современного искусства​.​ Постоянный соавтор режиссёров Андрея Могучего и Юрия Бутусова. Работал в Александринском театре (Санкт-Петербург), БДТ им. Г.А. Товстоногова (Санкт-Петербург), Театре им. Ленсовета (Санкт-Петербург), МХТ им. А. П. Чехова (Москва), РАМТе (Москва), «Сатириконе» (Москва) и других театрах​.​
С 1998 года участвует в выставках, а также является членом Союза художников России. С 2010 года участник объединения художников «Паразит»​.​
Шишкин-Хокусай разделяет свою работу в театре и в современном искусстве, выступая в поле последнего под псевдонимом «Хокусай»: «Шишкин работал с природой. Но к ней я добавил антагониста Шишкина-Хокусая. Хокусай с персонажами, с фигуративной пластикой, актерской в каком-то смысле. Таким образом я для себя зашифровываю два вектора: Шишкин как средовой момент, а Хокусай как психодрама, работа с гомо сапиенсом», — объясняет художник​. ​По его словам, работа в театре связана с внешним давлением, отчего возникают сложности с развитием собственной темы, поэтому он обращается к индивидуальным проектам в современном искусстве​.​
Его работам свойственен абсурд и сюрреализм, расхождение между внешним и внутренним. Этот интерес художник объясняет своими театральными корнями, потому что для него театр в целом — это воплощение абсурда: «Это ощущение сохранилось еще с детства — такие детские фрустрации. Мне всегда казалось странным, когда на сцене какие-то тети и дяди что-то усердно изображали. Ни костюм, ни декорации не являлись средством отстранения, я все равно видел людей из метро и троллейбуса, а не персонажей. И это была страшно сюрреалистическая картина»​.​
Валентин Дьяконов сравнивает художника с его современником Уильямом Кентриджем, который также использует сценическую тему, однако делает это с политическим подтекстом. В то время как в работах Хокусая Дьяконов видит скорее магический реализм, замешанный на фольклоре и анекдоте, который отсылает к художникам объединения «Мир искусства» Николаю Сапунову и Степану Судейкину. Обнаженная механика кинетических инсталляций контрастирует со стилем изображения персонажей, который напоминает о метафизической карикатуре Гарифа Басырова и Леонида Тишкова​.​
Павел Герасименко вспоминает в связи с Хокусаем и красотой механики его работ «отца всего современного искусства» Марселя Дюшана, а именно — чертежи и схемы «Большого стекла» и роторельефы. Сценическая коробка или модель комнаты, какие он часто использует в своих небольших работах, вызывают в памяти сюрреалистов: «Спальню хозяина» Макса Эрнста или «Возвращение Улисса» Джорджо де Кирико​.​
В 2011 году проект художника «Соки! Света!» был номинирован на Премию Кандинского в номинации «Проект года»​.​
В 2014 принял участие в выставке современных художников в поддержку Центра «Антон тут рядом» в Новом музее (Санкт-Петербург)​.​
В 2015 году создал масштабную инсталляцию «Практики взросления» в Музее стрит-арта. Она состояла из более, чем 200 фигур, самая большая из которых достигала в высоту 12 метров​.​
Участник первой триеннале российского современного искусства, организованной Музеем современного искусства «Гараж», в секции «Морфология улиц», объединившей художников, для которых «уличное искусство является важнейшей творческой практикой»​.​